Video-assisted isolated percutaneous hernia sac suturing in children with inguinal hernia (VIPS)

Abstract

Background. Inguinal hernias in children are a common problem. They occur in 5–20 cases of 1000 newborns, with the prevalence in males of about 10 times. Therefore, they present a very important problem in pediatric surgery.

Materials and methods. This prospective study was performed from 2019 to 2020 and included 30 patients with diagnosed inguinal hernias. Video-assisted percutaneous hernia sac ligation was performed in all patients.

Results. The mean operating time was 10.3 ± 2.7 min in patients with unilateral inguinal hernias and 14.7 ± 1.6 min in patients with the bilateral variant. No complications or recurrences were observed during the six-month follow-up period. In one case, an additional 3 mm port setting was performed in an eight-month-old child. The main reason for doing this was the fibrous transformation of the parietal peritoneum because of the existence of incarcerations in the anamnesis.

Conclusion. This technique garners all the advantages of a minimally invasive surgical treatment of inguinal hernias using the Tuohy needle. However, the conductor application allows us to create the same approach using a Touhy needle. This means that we can perform an isolated hernia sac ligation without getting under the preperitoneal tissue ligature, parts of the internal oblique and transverse muscles, aponeurosis of the external oblique muscle, and subcutaneous fat. This presented video-assisted percutaneous hernia sac ligation method seems like a potential minimally invasive way to treat inguinal hernias in children.

Full Text

ВВЕДЕНИЕ

Патология влагалищного отростка брюшины у детей, а именно в форме паховых грыж, встречается крайне часто, достигая показателей в 5–20 случаев на 1000 новорожденных, с явным превалированием мужского пола практически в 10 раз, а в детские хирургические отделения госпитализируют до 35 % детей именно с паховыми грыжами [1–3]. Отмечено, что данная патология значительно чаще, в 1,5–2 раза, встречается у недоношенных детей, что можно объяснить эмбриогенезом влагалищного отростка брюшины [4–6]. В детской когорте пациентов большую часть составляют косые паховые грыжи, а частота встречаемости прямых и бедренных грыж, включая их комбинации, не превышает 2 % [7, 8]. Цель хирургической коррекции данной аномалии развития на сегодняшний день едина и признана мировым медицинским сообществом, она направлена на механическую окклюзию влагалищного отростка брюшины в области его шейки. Способы достижения этой цели представлены как открытыми методиками, так и различными способами герниорафии с использованием малоинвазивных технологий. Открытые способы герниорафии на настоящий момент не всегда позволяют достичь максимального результата, поскольку по общемировым данным вплоть до 30 % детей, прооперированных «открытым» способом по поводу паховой грыжи с одной стороны, в течение 6 мес. повторно обращаются по поводу паховой грыжи с контралатеральной стороны [9–12]. Несомненный плюс малоинвазивной герниорафии — это возможность оценить состояние контралатерального внутреннего пахового кольца [13–17]. Однако при большинстве существующих малоинвазивных перкутанных способов пахового грыжесечения наложение лигатуры происходит не изолированно на шейку влагалищного отростка брюшины. В лигатуру также попадают практически все слои передней брюшной стенки, что, по мнению некоторых авторов, создает риск их прорезывания в будущем и послабления лигатуры, что в свою очередь может привести к рецидиву грыжи или развитию водянки оболочек яичка [18, 19]. Узел, погруженный подкожно, может быть субстратом для развития лигатурного свища или, при слабовыраженном слое подкожно-жировой клетчатки, просто пальпироваться [20].

Цель работы — улучшить результаты лечения детей с паховыми грыжами.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ

В проспективное исследование, проводимое в период с 2019 по 2020 г. на базе детского хирургического отделения Государственной Новосибирской областной клинической больницы (ГНОКБ), были включены 30 пациентов детского возраста, которым была диагностирована паховая грыжа. Срок исследования был выбран исходя из среднестатистического ежегодного количества оперативных вмешательств по поводу паховых грыж на базе детского хирургического отделения ГНОКБ. В исследовании изучали антропометрические данные пациентов, локализации паховых грыж, длительность оперативного вмешательства и анестезиологического обеспечения, которые фиксировались на этапе госпитализации пациента, включенного в исследование, а также изучали наличие послеоперационных осложнений и рецидивов, которые фиксировались в шестимесячный период амбулаторного наблюдения ребенка. Диагноз был установлен посредством физикального обследования и подтвержден при проведении ультразвукового исследования паховых областей. По результатам обследования двусторонняя паховая грыжа была выявлена у 11 пациентов, левосторонняя — у 7, у 12 детей была диагностирована правосторонняя паховая грыжа. При этом пахово-мошоночная грыжа была выявлена в четырех случаях, поровну слева и справа. При последующем анализе полученной выборки пациентов по половому признаку были зафиксированы результаты, отраженные в таблице.

 

Характеристика пациентов с паховыми грыжами

Characteristics of patients with inguinal hernias

Характеристика

Мужской пол

Женский пол

Включено в исследование, человек (%)

19 (63 %)

11 (37 %)

Средний возраст, лет

3,1 ± 2,5

(min = 0,3, max = 10)

5,7 ± 2,5

(min = 1, max = 9)

Двусторонняя паховая грыжа (%)

6 (54,5 %)

5 (45,5 %)

Левосторонняя паховая грыжа (%)

4 (57 %)

3 (43 %)

Правосторонняя паховая грыжа (%)

9 (75 %)

3 (25 %)

 

Далее всем пациентам было проведено стандартное предоперационное обследование и выполнено видеоассистированное изолированное перкутанное лигирование шейки грыжевого мешка предложенным методом (Video-assisted Isolated Percutaneous hernia suc Suturing — VIPS) [21].

Под общим обезболиванием, сопровождающимся установкой ларингеальной маски, в положении ребенка на спине в позиции Тренделенбурга с опущенным на 15° головным концом, установлен лапаропорт диаметром 3 мм в области пупка, по которому введена оптическая система с камерой высокого разрешения. Далее произведена инсуффляция газа в брюшную полость, давление и скорость потока определяли индивидуально, в зависимости от возраста и сопутствующей патологии у ребенка. Далее из брюшной полости была визуализирована шейка грыжевого мешка, а также уточнено наличие или отсутствие грыжи с контралатеральной стороны.

Иглой Tuohy с петлей нити, один конец которой находился в просвете иглы, второй снаружи, производили прокол кожи и тканей передней брюшной стенки в проекции верхненаружного края внутреннего пахового кольца вплоть до шейки грыжевого мешка и появления в предбрюшинном пространстве. Далее иглу Tuohy проводили над париетальным листком брюшины, обходя латеральную порцию шейки грыжевого мешка и круглую связку матки или элементы семенного канатика, а выход иглы в свободную брюшную полость осуществляли в нижнем медиальном квадранте внутреннего пахового кольца (рис. 1).

 

Рис. 1. Игла Tuohy с петлей нити, проведенная преперитонеально: 1 — круглая связка матки; 2 — игла Tuohy; 3 — нитяная петля

Fig. 1. Tuohy needle with the suture loop that stayed preperitoneally: 1 — round ligament of uterus; 2 — Tuohy needle; 3 — suture loop

 

Путем подталкивания, подачи вперед нити, находящейся в просвете иглы, петлю вводили в брюшную полость, вслед за ней через просвет иглы Tuohy вводили проводник от уретрального катетера Фолея. Иглу извлекали наружу, оставляя в брюшной полости петлю нити и конец проводника (рис. 2).

 

Рис. 2. Оставленные в брюшной полости нитяная петля и передний конец проводника, вид изнутри: 1 — круглая связка матки; 2 — нитяная петля; 3 — проводник

Fig. 2. Inside view of suture loop and introducer that was left in the abdominal cavity: 1 — round ligament of uterus; 2 — suture loop; 3 — introducer

 

Далее иглу Tuohy по проводнику проводили через исходный кожный прокол и прокол тканей передней брюшной стенки в проекции внутреннего пахового кольца вплоть до верхнего края шейки грыжевого мешка, где она впервые появилась в преперитонеальном пространстве. Проводник удаляли и обходили иглой медиальную порцию шейки грыжевого мешка. Выход иглы в брюшную полость осуществляли в том же месте париетальной брюшины, что и при проведении иглы вокруг латеральной полуокружности шейки грыжевого мешка. Иглу Tuohy проводили в нитяную петлю, находящуюся в брюшной полости. По игле, путем подачи снаружи, проводили конец нерассасывающейся нити внутрь нитяной петли (рис. 3).

 

Рис. 3. Игла Tuohy с нерассасывающейся нитью в просвете, которой обошли медиальную порцию шейки грыжевого мешка и ввели в петлю нити: 1 — круглая связка матки; 2 — игла Tuohy; 3 — нитяная петля; 4 — нерассасывающаяся нить

Fig. 3. Tuohy needle with non-absorbable suture inside that stayed preperitoneally in the suture loop: 1 — round ligament of uterus; 2 — Tuohy needle; 3 — suture loop; 4 — nonabsorbable suture

 

Иглу извлекали из брюшной полости наружу. С помощью тракции петли конец нерассасывающейся грыжевой нити, находящийся в петле, проводили вокруг латеральной полуокружности шейки грыжевого мешка и выводили наружу. Шейка грыжевого мешка лигировалась путем завязывания грыжевой нити (рис. 4) с одновременным изгнанием воздуха из грыжевого мешка. Под оптическим контролем визуализировался узел и грыжевая лигатура, расположенные преперитонеально. Газ изгоняли из брюшной полости, троакар удаляли и накладывали асептические повязки.

 

Рис. 4. Лигированная шейка грыжевого мешка: 1 — круглая связка матки; 2 — лигатура, наложенная нерассасывающейся нитью

Fig. 4. Ligated hernia sac: 1 — round ligament of uterus; 2 — non-absorbable suture at hernia sac

 

Результаты оперативного вмешательства оценивали интраоперационно и посредством диспансерного наблюдения на протяжении 6 мес.

Анализ полученных данных выполнен с помощью программы StataMP 13 (StataCorp LP, США). Для описательной статистики непрерывных данных использовали методы вычисления средних значений и стандартных отклонений. Для описания качественных номинальных признаков применяли относительные частоты в процентах.

Данное исследование было одобрено локальным медико-этическим комитетом и проведено в соответствии с этическими стандартами, изложенными Хельсинкской декларацией от 1964 г. Все официальные представители пациентов дали добровольное информированное согласие при включении в исследование.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

По результатам исследования оперативное вмешательство при односторонней паховой грыже продлилось в среднем 10,3 ± 2,7 мин, а при двусторонней паховой грыже — 14,7 ± 1,6 мин. Время анестезиологического обеспечения при одностороннем варианте составило 18,3 ± 2,6 мин, а при двустороннем — 22,1 ± 2,4 мин. За время наблюдения (6 мес.) осложнений оперативного лечения, а также рецидивов выявлено не было. В одном случае ребенку 8 мес. потребовалась установка дополнительного 3 мм порта в связи с изменениями париетальной брюшины в области грыжевых ворот фиброзного характера, связанных с частыми ущемлениями паховой грыжи в анамнезе.

Данный оперативный прием сохраняет все плюсы лапароскопической герниорафии с использованием иглы Tuohy, а именно: хороший косметический результат, возможность ревизовать контрлатеральное паховое кольцо, возможность однозначно установить вид грыжи, возможность наложить лигатуру в области шейки грыжевого мешка, а также деликатное отношение к элементам семенного канатика [22–27]. Однако применение проводника при стандартной технологии минимально инвазивной герниорафии позволяет проводить иглу через один прокол в передней брюшной стенке и обусловливает главное преимущество предложенного метода, а именно изолированное лигирование шейки грыжевого мешка, означающее, что под лигатуру не попадают предбрюшинная клетчатка, участки внутренней косой и поперечной мышц живота, апоневроз наружной косой мышцы живота и подкожная жировая клетчатка, что практически исключает рецидив грыжи и возможное развитие гидроцеле. Данный метод также позволяет изолированно лигировать шейку грыжевого мешка без обязательной установки дополнительного манипулятора.

Паховые грыжи у детей, несмотря на колоссальную историю их изучения, продолжают оставаться актуальной проблемой детской хирургии, повсеместно заставляя хирургов искать новые методы их хирургической коррекции. На одном из этапов развития минимально инвазивной герниорафии был предложен в 2005 г. коллективом авторов во главе с M.R. Harrison метод подкожного эндоскопически ассистированного лигирования внутреннего пахового кольца (Subcutaneous endoscopically assisted ligation (SEAL) of the internal ring), тем самым открыв новое направление видеоассистированной герниорафии у детей [28]. Данный метод повсеместно заинтересовал хирургов своей простотой исполнения, а также, по своей сути, единым оперативным приемом в сравнении с «открытой» герниорафией, направленным на высокое лигирование шейки грыжевого мешка, и получил множество модификаций. Однако при широком применении методики видеоассистированного чрескожного лигирования были выявлены главные недостатки данного метода: вероятность развития гидроцеле или рецидива грыжи, которые связанны с попаданием в грыжевую лигатуру слоев передней брюшной стенки. Что в свою очередь заставляет детских хирургов продолжать поиск способа, обладающего столь же однозначной эффективностью, как «открытая» паховая герниорафия, однако сочетающего в себе все плюсы лапароскопической герниорафии, а также простоту исполнения.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Таким образом, есть все основания предполагать, что предложенный метод видеоассистированного изолированного перкутанного лигирования шейки грыжевого мешка видится как перспективный малоинвазивный метод герниорафии и, возможно, поможет решить столь актуальную проблему детской хирургии, как паховые грыжи. Однако для окончательных выводов необходимо дальнейшее изучение данного метода с возможной организацией многоцентровых клинических исследований.

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Конфликт интересов. Авторы данной статьи подтвердили отсутствие конфликта интересов и финансовой поддержки, о которых необходимо сообщить.

Conflict of interest. The authors of this article confirmed the lack of interest and financial support, which should be reported.

×

About the authors

Pavel M. Pavlushin

Novosibirsk State Medical University of the Ministry of Health of Russian Federation; State Novosibirsk Regional Clinical Hospital

Author for correspondence.
Email: pavlushinpav@mail.ru
ORCID iD: 0000-0002-6684-5423

Assistant Professor of Department of Hospital and Pediatric Surgery; Pediatric surgeon

Russian Federation, Novosibirsk

Alexey V. Gramzin

Novosibirsk State Medical University of the Ministry of Health of Russian Federation; State Novosibirsk Regional Clinical Hospital

Email: dxo26@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-7338-7275

Cand. Sci. (Med.), Assistant Professor of the Department of Hospital and Pediatric Surgery; Head of Pediatric Surgery Department

Russian Federation, Novosibirsk

Artyom A. Tratonin

State Novosibirsk Regional Clinical Hospital

Email: dxo26@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-8457-9731

Pediatric surgeon

Russian Federation, Novosibirsk

Nikolai V. Krivosheenko

State Novosibirsk Regional Clinical Hospital

Email: dxo26@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0001-6210-7493

Pediatric surgeon

Russian Federation, Novosibirsk

Yuri Yu. Koinov

State Novosibirsk Regional Clinical Hospital

Email: dxo26@yandex.ru
ORCID iD: 0000-0002-9528-0601

Pediatric surgeon

Russian Federation, Novosibirsk

Yuri V. Chikinev

Novosibirsk State Medical University of the Ministry of Health of Russian Federation

Email: chikinev@inbox.ru

Dr Sci. (Med.), Professor, Head of Department of Hospital and Pediatric Surgery

Russian Federation, Novosibirsk

References

  1. Стальмахович В.Н., Страшинский А.С., Кайгородова И.Н., Ли И.Б. Результаты использования различных методов эндоскопической паховой герниорафии у детей // Детская хирургия. — 2018. — Т. 22. № 3. — С. 124–126. [Stalmakhovich VN, Strashinskiy AS, Kaygorodova IN, Li IB. Results of the use of various methods of endoscopic inguinal gernioraphy in children. Russian Journal of Pediatric Surgery. 2018;22(3):124-126. (In Russ.)] DOI: http://doi.org/ 10.18821/1560-9510-2018-22-3-124-126.
  2. Дьяконова Е.Ю., Гусев А.А., Бекин А.С., Романова Е.А. Видеоэндоскопические операции как метод «золотого хирургического стандарта» в лечении ущемленных паховых грыж у детей // Педиатрическая фармакология. — 2018. — Т. 15. № 1. — С. 90–94. [Dyakonova EYu, Gusev AA, Bekin AS, Romanova EA. Laporoscopic Surgery as the Gold Standard for the Treatment of Inguinal Hernia in Children. Pediatric Pharmacology. 2018;15(1):90-94. (In Russ.)] DOI: http://doi.org/10.15690/pf.v15i1.1848.
  3. Ein SH, Njere I, Ein A. Six thousand three hundred sixty-one pediatric inguinal hernias: a 35-year review. J Pediatr Surg. 2006;41(5):980-986. DOI: http://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2006.01.020.
  4. Козлов Ю.А., Краснов П.А., Барадиева П.Ж., и др. Эндохирургическое лечение недоношенных детей с паховыми грыжами // Российский вестник детской хирургии, анестезиологии и реаниматологии. — 2019. — Т. 9. № 2. — С. 20–28. [Kozlov YuA, Krasnov PA, Baradieva PZh, et al. Endosurgical treatment of premature infants with inguinal hernias. Journal of Pediatric Surgery, Anesthesia and Intensive Care. 2019;9(2):20-28. (In Russ.)] DOI: http://doi.org/10.30946/2219-4061-2019-9-2-20-28.
  5. Lautz TB, Raval MV, Reynolds M. Does timing matter? A national perspective on the risk of incarceration in premature neonates with inguinal hernia. J Pediatr. 2011;158(4):573-577. DOI: http://doi.org/10.1016/j.jpeds.2010.09.047.
  6. Lee SL, Gleason JM, Sydorak RM. A critical review of premature infants with inguinal hernias: optimal timing of repair, incarceration risk, and postoperative apnea. J Pediatr Surg. 2011;46(1):217-220. DOI: http://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2010.09.094.
  7. Лапшин В.И., Разин М.П., Смирнов А.В., Батуров М.А. Врожденная прямая паховая грыжа у ребенка // Детская хирургия. — 2017. — Т. 21. № 1. — С. 52–53. [Lapshin VI, Razin MP, Smirnov AV, Baturov MA. Congenital direct inguinal hernia in a child. Russian Journal of Pediatric Surgery. 2017;21(1):52-53. (In Russ.)] DOI: http://doi.org/10.18821/1560-9510-2017-21-1-52-53.
  8. Schier F, Klizaite J. Rare inguinal hernia forms in children. Pediatric surgery international. 2004;20(10):748-752. DOI: http://doi.org/10.1007/s00383-004-1291-7.
  9. Mollen KP, Kane TD. Inguinal hernia: what we have learned from laparoscopic evaluation of the contralateral side. Current opinion in pediatrics. 2007;19(3):344-348. DOI: http://doi.org/10.1097/MOP.0b013e3281574597.
  10. Ikeda H, Suzuki N, Takahashi A, et al. Risk of contralateral manifestation in children with unilateral inguinal hernia: should hernia in children be treated contralaterally? J Pediatr Surg. 2000;35(12):1746-1748. DOI: http://doi.org/10.1053/jpsu.2000.19239.
  11. Ron O, Eaton S, Pierro A. Systematic review of the risk of developing a metachronous contralateral inguinal hernia in children. BJS. 2007;94(7):804-811. DOI: http://doi.org/10.1002/bjs.5856.
  12. Weaver KL, Poola AS, Gould JL, et al. The risk of developing a symptomatic inguinal hernia in children with an asymptomatic patent processus vaginalis. J Pediatr Surg. 2017;52(1):60-64. DOI: http://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2016.10.018.
  13. Козлов Ю.А., Новожилов В.А., Подкаменев А.В., и др. Лапароскопическая паховая герниораффия-современный метод лечения паховых грыж у детей раннего возраста // Российский вестник детской хирургии, анестезиологии и реаниматологии. — 2011. — Т. 4. № 4. — С. 20–27. [Kozlov YuA, Novozhilov VA, Podkamenev AV, et al. Laparoscopic inguinal herniorrhaphy – modern method for inguinal hernia repair in infants. Russian Journal of Pediatric Surgery, Anesthesia and Intensive Care. 2011;4(4):20-27. (In Russ.)]
  14. Столяр А.В., Аксельров М.А., Сахаров С.П. Врожденная паховая грыжа — как оперировать? // Медицинская наука и образование Урала. — 2016. — Т. 17. № 2. — С. 111–115. [Stolyar AV, Axelrov MA, Sakharov SP. Congenital inguinal hernia — how to operate? Medical science and education of the Urals. 2016;17(2):111-115. (In Russ.)]
  15. Esposito C, Escolino M, Turrà F, et al. Current concepts in the management of inguinal hernia and hydrocele in pediatric patients in laparoscopic era. Seminars in Pediatric Surgery. 2016;25(4):232-240. DOI: http://doi.org/10.1053/j.sempedsurg.2016.05.006.
  16. Shalaby R, Ismail M, Dorgham A, et al. Laparoscopic hernia repair in infancy and childhood: evaluation of 2 different techniques. J Pediatr Surg. 2010;45(11):2210-2216. DOI: http://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2010.07.004.
  17. Endo M, Watanabe T, Nakano M, et al. Laparoscopic completely extraperitoneal repair of inguinal hernia in children: a single-institute experience with 1.257 repairs compared with cut-down herniorrhaphy. Surg Endosc. 2009;23(8):1706-1712. DOI: http://doi.org/10.1007/s00464-008-0300-7.
  18. Патент РФ на изобретение № 2688026 C9/ 06.09.2019. Бюл. № 25. Козлов ЮА, Ковальков КА, Ликстанов МИ, и др. Способ полного экстраперитонеального эндоскопически ассистированного лигирования грыжевого мешка при паховой грыже у детей. [Patent RU No. 2688026 C9/ 06.09.2019. Byul. No. 25. Kozlov YuA, Kovalkov KA, Likstanov MI, et al. Method of complete extraperitoneal endoscopically assisted ligation of hernial sac in inguinal hernia in children. (In Russ.)]
  19. Timberlake MD, Herbst KW, Rasmussen S, Corbett ST. Laparoscopic percutaneous inguinal hernia repair in children: Review of technique and comparison with open surgery. J Pediatr Urol. 2015;11(5):262.e1-262.e6. DOI: http://doi.org/10.1016/j.jpurol.2015.04.008.
  20. Chen Y, Wang F, Zhong H, et al. A systematic review and meta-analysis concerning single-site laparoscopic percutaneous extraperitoneal closure for pediatric inguinal hernia and hydrocele. Surg Endoscopy. 2017;31(12):4888-4901. DOI: http://doi.org/10.1007/s00464-017-5491-3.
  21. Патент на изобретение РФ № 2723508 C1/ 11.06.2020. Бюл. № 17. Павлушин ПМ, Грамзин АВ, Тратонин АА, и др. Способ видеоассистированного перкутанного лигирования грыжевого мешка при паховых грыжах у детей. [Patent RU No. 2723508 C1/11.06.2020. Byul. No. 17. Pavlushin PM, Gramzin AV, Tratonin AA, et al. Method of video assisted percutaneous ligation of hernial sac in inguinal hernias in children. (In Russ.)]
  22. Takehara H, Yakabe S, Kameoka K. Laparoscopic percutaneous extraperitoneal closure for inguinal hernia in children: clinical outcome of 972 repairs done in 3 pediatric surgical institutions. J Pediatr Surg. 2006;41(12):1999-2003. DOI: http://doi.org/ 10.1016/j.jpedsurg.2006.08.032
  23. Esposito C, St. Peter SD, Escolino M, et al. Laparoscopic versus open inguinal hernia repair in pediatric patients: a systematic review. J Laparoendosc Adv Surg Tech A. 2014;24(11):811-818.
  24. Gause CD, Casamassima MG, Yang J, et al. Laparoscopic versus open inguinal hernia repair in children ≤3: a randomized controlled trial. Pediatr Surg Int. 2017;33(3):367-376. DOI: http://doi.org/10.1007/s00383-016-4029-4.
  25. Esposito C, Escolino M, Cortese G, et al. Twenty-year experience with laparoscopic inguinal hernia repair in infants and children: considerations and results on 1833 hernia repairs. Surg Endoscopy. 2017;31(3):1461-1468. DOI: http://doi.org/ 10.1007/s00464-016-5139-8.
  26. Davies DA, Rideout DA, Clarke SA. The international pediatric endosurgery group evidence-based guideline on minimal access approaches to the operative management of inguinal hernia in children. J Laparoendosc & Adv Surg Tech. 2020;30(2):221-227. DOI: http://doi.org/10.1089/lap.2016.0453.
  27. Dutta S, Albanese C. Transcutaneous laparoscopic hernia repair in children: a prospective review of 275 hernia repairs with minimum 2-year follow-up. Surg Endoscopy. 2009;23(1):103-107. DOI: http://doi.org/10.1007/s00464-008-9980-2.
  28. Harrison MR, Lee H, Albanese CT, Farmer DL. Subcutaneous endoscopically assisted ligation (SEAL) of the internal ring for repair of inguinal hernias in children: a novel technique. J Pediatr Surg. 2005;40(7):1177-1180. DOI: http://doi.org/10.1016/j.jpedsurg.2005.03.075.

Supplementary files

Supplementary Files
Action
1. Figure: 1. Needle Tuohy with a loop of thread, held preperitoneally: 1 - round ligament of the uterus; 2 - Tuohy needle; 3 - thread loop

Download (107KB)
2. Fig. 2. Inside view of suture loop and introducer that was left in the abdominal cavity: 1 — round ligament of uterus; 2 — suture loop; 3 — introducer

Download (116KB)
3. Fig. 3. Tuohy needle with non-absorbable suture inside that stayed preperitoneally in the suture loop: 1 — round ligament of uterus; 2 — Tuohy needle; 3 — suture loop; 4 — nonabsorbable suture

Download (131KB)
4. Fig. 4. Ligated hernia sac: 1 — round ligament of uterus; 2 — non-absorbable suture at hernia sac

Download (154KB)

Statistics

Views

Abstract: 300

PDF (Russian): 92

Article Metrics

Metrics Loading ...

Dimensions

PlumX

Refbacks

  • There are currently no refbacks.


This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies